В 1972 году американский математик и метеоролог Эдвард Лоренц дал лекцию под названием «Может ли взмах крыльев бабочки в Бразилии привести к торнадо в Техасе?»

Основоположник теории хаоса, Лоренц был увлечен идеей о том, что даже незначительные изменения в сложной системе — например, в погодных условиях — могут привести к совершенно непредсказуемым и драматическим последствиям.

Но вряд ли даже Лоренц мог представить себе, как будут разворачиваться события, после того как в марте глава избирательной кампании Хиллари Клинтон Джон Подеста получил электронное сообщение, где говорилось, что пароль к его почтовому ящику на Google был взломан и его рекомендуется сменить.

Кто именно стоял за этим прицельным фишингом, т.е. онлайн-мошенничеством с целью получения данных, и какие мотивы были у отправителя — после объявления шокировавших многих результатов президентских выборов в США этот вопрос оказался в центре ожесточенных споров.

Государства-хакеры и информационные войны

Ставки в этой игре — выше некуда: иностранное государство обвиняется в проведении хакерской операции с целью помочь посадить в Белый дом предпочтительного кандидата в президенты.

И каким бы ни было окончательное заключение многочисленных расследований этой хакерской операции, в которой сейчас обвиняют Россию, многие сторонники Клинтон полагают, что результаты этого взлома — а именно компрометирующие электронные сообщения, опубликованные в последние недели перед выборами на сайте WikiLeaks, — могли стоить Клинтон президентского кресла.

Нира Танден, бывшая помощница Клинтон, чьи откровенные имейлы сделали ее самым ярким персонажем в истории со взломом переписки Подесты, рассказала мне, что последствия хакерской атаки значительно снизили поддержку Хиллари среди молодых избирателей.

«Я считаю, что эта утечка во многом объясняет, почему Хиллари столкнулась с серьезной проблемой — недоверием молодых избирателей, — из-за чего она и не смогла набрать необходимое количество голосов в трех штатах [Пенсильвании, Мичигане и Висконсине]», — говорит она.

Могло ли это стать решающим фактором в исходе выборов?

«Конечно, — отвечает Танден. — И теперь люди должны с этим жить».

Хакерские атаки и журналистская этика

Насколько бы драматичной ни была эта история сама по себе, хакерская атака на Подесту и других членов Демократической партии, похоже, лишь частный случай тревожного тренда: при ведении информационных войн государства теперь сочетают техники хакеров и разоблачителей.

Со взлома корпорации Sony (видимо, со стороны Северной Кореи) — и до слива в интернет медицинских записей известных спортсменов (в чем тоже подозревают Россию), похищенная информация использовалась как оружие информационной войны.

Такое положение дел ставит перед журналистами очень непростой вопрос. Как мы должны обращаться с ценной конфиденциальной информацией, переданной нам иностранными государствами?

Не рискуем ли мы стать «полезными идиотами» и марионетками, публикуя на ее основе именно те истории, которые враждебное государство от нас с нетерпением ждет?

Этот вопрос стоял перед нами, журналистами, работающими над телевизионной программой Newsnight, когда мы готовили серию сюжетов о британском велогонщике Брэдли Уиггинсе.

Сюжеты эти были основаны на медицинских документах спортсменов, а документы, как принято считать, были похищены российскими хакерами в отместку за отстранение сотен российских спортсменов от Олимпиады в Рио.

Вопрос был не из легких. Но был общественный интерес в том, чтобы установить правду — нарушил ли известный британский атлет если не закон, то этический кодекс, и наличие этого интереса делало выпуск сюжета оправданным.

Но когда дело идет о возможном вмешательстве в президентские выборы, ставки моментально повышаются.

Один известный человек, ставший жертвой другой хакерской атаки со стороны иностранного государства, заявил мне, что журналисты, использовавшие материалы, полученные благодаря операции российских хакеров по дискредитации американских выборов, совершили поступок «на грани измены родине».

О мыслях, которые нарушают его сон

По словам Дина Бакета, главного редактора New York Times — газеты, которая опубликовала серию материалов, основанных на информации, просочившейся после взлома почтового ящика Подесты и других людей из Демократической партии, — мысль о том, что, публикуя эти заметки, он, возможно, делает услугу Путину, не давала ему спать по ночам.

«Но мысль о том, что у меня есть общественно важная информация, причем я знаю, что это точная информация, но я ее не публикую, — эта мысль не давала бы мне спать еще больше», — объясняет редактор.

По мнению Бакета, «информация перевешивает все» — неважно, каким путем она была добыта.

Но вот вопрос: не повлияла ли легкость, с которой можно организовать цифровую утечку, на то, как мы обращаемся с украденной информацией — без лишних моральных колебаний?

Я спросил Бакета, как бы он поступил, если бы New York Times получила не виртуальный, а реальный чемодан с документами, украденными у Джона Подесты?

«Я бы просмотрел все документы. И если бы это были по-настоящему важные материалы, я бы их опубликовал. Я подчеркиваю, важность и значимость этих документов — это решающий фактор», — говорит он.

Бакет приводит в пример историю с налоговыми декларациями Дональда Трампа. New York Times опубликовала эти документы, не зная, каким именно путем они были добыты.

Как хранить секреты в цифровом мире?

Кое-кто полагает, что массовые утечки информации через интернет и та готовность, с которой СМИ публикуют материалы, основанные на такой информации, приведут к ситуации, когда никто больше изначально не сможет рассчитывать на секретность и сохранность частной информации в цифровом мире.

Оправдывает ли хакерскую атаку на Sony обнаружение письма продюсера Скотта Рудина, назвавшего Анджелину Джоли «избалованным ребенком с минимальным талантом»?

«Под видом журналистики репортеры занимались распространением сплетен», — так Нира Танден оценивает то, что произошло после взлома переписки Подесты.

По поводу хакерской операции против окружения Клинтон скопилось много вопросов без ответа, но одно совершенно ясно: это далеко не последняя атака.

Спецслужбы Германии уже выразили озабоченность тем, что подобные попытки манипуляции на выборах могут произойти в следующем году и в этой стране.

Человеческие ошибки, изменяющие ход истории

Директор британского национального центра по кибербезопасности Киран Мартин говорит, что существует риск того, что после громкого хакерского скандала, связанного с американскими выборами, другие государства последуют тому же примеру.

Когда Джон Подеста в марте этого года получил имейл с запросом сменить свой пароль, перед тем как его открыть, он отправил письмо на проверку в IT-отдел. Сотрудник отдела прислал ответ, сказав, что это «настоящий» имейл, можно открывать.

После всего случившегося программист сказал, что это была опечатка: на самом деле он хотел написать «ненастоящий».

Маленькие ошибки могут изменить ход истории. Даже не взмах крыла бабочки, а всего лишь легкое подергивание.

Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ