Президенту Кыргызской Республики

Атамбаеву А.Ш.

Открытое письмо

Господин президент, как Вам известно, 20 апреля текущего года генеральный прокурор внесла исковое заявление в суд в защиту Вашей чести и достоинства. Одним из ответчиков являюсь я, Джакупова Чолпон Идиновна. На 13 листах формата А4 генпрокурор пытается обосновать, что в своем выступлении на круглом столе 30 марта 2017 года я распространила сведения, не соответствующие действительности и порочащие честь и достоинство президента КР.

При этом генеральный прокурор практически полностью процитировала текст моего выступления, которое затрагивало не только упомянутые честь и достоинство, но и вопросы полномочий омбудсмена, независимости судов, конституционной реформы и так далее. Это обстоятельство вызывает недоумение и порождает множество вопросов относительно того, что же так задело Вашу честь и достоинство в моем выступлении?

Поскольку носителем этой чести и достоинства являетесь непосредственно Вы и, учитывая сложившуюся судебную практику рассматривать все подобные иски без приглашения Вас на судебные слушания, у меня, как у добросовестного ответчика, остается лишь один способ прояснить данные вопросы у непосредственно заинтересованного лица, то есть, у Вас, Алмаз Шаршенович, – задать их Вам в письменной форме.

1. Действительно, 30 марта я была приглашена омбудсменом Кубатом Оторбаевым на круглый стол по обсуждению сложившейся тревожной ситуации со свободой слова в Кыргызской Республике, на котором выступила в прениях по данному вопросу, выразив тем самым свое личное мнение. Институт омбудсмена – конституционный орган, круглый стол – легальное мероприятие, свобода выражения мнений гарантирована действующей Конституцией.

Вопрос: Имела ли я право на выражение своего личного мнения (даже если оно, на Ваш взгляд, ошибочно) на данном мероприятии?

2. Теперь перейдем непосредственно к претензиям генерального прокурора.

Генеральная прокуратура утверждает, что я обвинила президента Атамбаева, т.е. Вас, в злоупотреблении должностным положением. Это личные домыслы генерального прокурора. Я высказала предположение, что мы стали заложниками ситуации личной мести человека. Это утверждение строилось исключительно на анализе Ваших выступлений.

А именно, 24 марта 2017 года Вы, господин президент, в интервью на прямой вопрос – отзовете ли иски, заявили, что не простите журналистов, так как из-за них умерли Ваши мама и брат. Дословно: «пять лет терпел, время прощать прошло».

Вопрос: Вы признаете правильность вышеприведенных цитат? Могут ли, на Ваш взгляд, они произвести впечатление на аудиторию как проявление мести?

3. Далее, генеральный прокурор обвинила меня в том, что я утверждаю, что президент вмешивается в дела по отправлению правосудия. Я лишь ссылалась на Ваше выступление от 24 марта 2017 года, когда Вы сказали следующее: «Радио «Свобода» вынесет хорошие уроки», «Мы по радио «Свобода» и «Занозе» показываем – именно идет клевета», «Я лучше деньги с этих исков нашим журналистам отдам или не знаю, там, в онкологию детскую». Слов «если выиграю» нет, но есть однозначное утверждение: «Отдам деньги».

Вопрос: Вы признаете правильность вышеприведенных цитат? Могут ли, на Ваш взгляд, они произвести впечатление на слушающих, что Вы имеете безусловное влияние на отправление правосудия в Кыргызстане?

4. Генеральный прокурор упрекает меня в том, что я, будучи в прошлом депутатом ЖК, должна знать процедуру внесения поправок в Конституцию. Я и не отрицаю обладания этими знаниями, более того, я, будучи депутатом, неоднократно заявляла о нарушениях процедуры внесения законопроекта, так же, как и другие мои коллеги – Текебаев, Абдылдаев, Исаев, Торобаев и другие. По этому поводу имеются многочисленные интервью и видео с заседаний, выступления на сессии.

Поэтому генеральный прокурор, утверждая, что: «Указанные утвердительные высказывания Ч.Джакуповой о насильственных действиях со стороны президента КР при принятии проекта «Закона по внесению изменения в Конституцию являются ложными и не соответствующими действительности», совершенно очевидно недостаточно исследовал данный вопрос.

Госпожа Джолдубаева утверждает, что, согласно процедурам, референдум инициировали депутаты, ЖК поддержал, а 79,6% избирателей проголосовали за законопроект на референдуме (на самом деле поддержали 948 тысяч 185 избирателей из общего числа 2 млн 816 тысяч 423 избирателей, т.е. 33,6%). И президент, вроде, не являлся инициатором внесения изменений в Конституцию.

Позвольте Вам напомнить, господин президент, Ваши же выступления по поправкам в Конституцию. 24 декабря 2015 года (итоговая пресс-конференция) – именно тогда Вы произнесли свою знаменитую фразу о «защите от дурака». Именно тогда Вы признались, что инициатором поправок в Конституцию являетесь лично Вы.

31 октября 2016 года (вручение квартир милиционерам) Вы сказали: «До сих пор нет реформ. Сейчас сам возьмусь. Почему выступают против конституционной реформы?» И далее на кыргызском: «Ошондуктан жанагы Конституцияга өзгөртүүлөрдү киргизип жатам. Ким билет, бир жинди келеби кайра…» («Поэтому вношу изменения в эту Конституцию. Кто знает, вдруг снова какой-нибудь сумасшедший придет…»)

Об этом же свидетельствует и тот факт, что практически на всех первых слушаниях, как в комитете, так и на сессии ЖК отстаивал законопроект Исмаилов – заведующий отделом аппарата президента. Депутат Исаев 24 октября 2016 года в интервью «24.кг», сказал: «Но я против того, чтобы это делалось под давлением и путем выкручивания рук. Было бы хорошо, если б голосование по данному вопросу в парламенте было проведено тайно, и тогда каждый депутат мог бы честно и открыто высказаться по теме».

Вопрос: Признаете ли Вы, господин президент, что все мои утверждения относительно инициирования поправок в Конституцию основаны на корректном цитировании Ваших слов, а также и других политиков?

5. Относительно требований генерального прокурора суду – я сомневаюсь в адекватности предъявленных требований. Генпрокурор просит весь мой монолог, я повторяю, весь мой монолог, признать не соответствующим действительности. Не соответствующим действительности можно признать какое-либо утверждение. Но признать несоответствующим действительности обращение или призыв – это нонсенс.

Я призываю участников круглого стола переписать резолюцию – прокурор требует это признать недействительным. Я обращаюсь к омбудсмену, призываю его совершить благие действия в рамках его полномочий – прокурор требует это признать недействительным. Я говорю: нельзя нарушать закон, призываю юристов не нарушать закон, не попустительствовать – прокурор опять просит признать это недействительным. Как суд может удовлетворить подобную просьбу вопреки здравому смыслу и элементарной логике?

Итак, генпрокурор просит суд признать не соответствующими действительности следующие слова и выражения. «Вообще предназначение Института омбудсмена заключается в том, что вы должны делать заявления по поводу вопиющих системных нарушений прав человека. Наконец-то у вас проявилось мужество, да, вы набрались этого мужества и решили все-таки поставить и дать оценку тому безобразию, которое в стране происходит на протяжении последнего времени, а иначе как безобразием, правовым беспределом и произволом я назвать это не могу».

Позвольте, эти слова адресуются омбудсмену и его действиям. Где здесь прокурор видит ущемление прав президента? Согласно ст.3,8 закона «Об омбудсмене», это как раз функции омбудсмена – реагировать на нарушение прав.

Теперь про безобразие. Как-никак, именно генеральному прокурору необходимо знать, на каком уровне у нас происходят безобразие и произвол. Возьмем отчет генерального прокурора за 2016 год. На их же сайте, кстати, опубликовано:

В 2016 году органами прокуратуры Кыргызской Республики по линии противодействия коррупции и надзору за исполнением законов проведено 9 тысяч 099 проверок, по выявленным нарушениям законов внесено 14 тысяч 558 актов прокурорского реагирования. По внесенным актам прокурорского реагирования привлечены к дисциплинарной ответственности 6 тысяч 254 лиц, а к административной ответственности – 838 должностных лиц.

Вы только вдумайтесь, 6254 должностных лица привлечено к дисциплинарной ответственности только за 2016 год. Такими темпами у нас в стране чиновников не должно остаться. Если генеральный прокурор не верит своему отчету, почитаем Вас, господин президент:

«Особое беспокойство у народа Кыргызстана вызывают угрозы вмешательства узко-групповых интересов отдельных политических сил в процесс принятия государственных решений. Политическая коррупция является одним из главных препятствий на пути разрушения сложившегося коррупционного порядка, а зоной поражения ее являются государственные интересы. Существенным препятствием на пути развития страны является системная коррупция, обусловленная коррупционным построением системы функций и полномочий государственных органов и их должностных лиц. Наиболее проблемные коррупционные схемы сложились в судебной, правоохранительной, финансовой, регистрационной, энергетической и образовательной системах».– Это выдержка из Вашего же указа УП№215 от 12 ноября 2013 года.

Вопрос: Признаете ли Вы, господин президент, что мое утверждение о наличии вопиющих системных нарушений прав человека в Кыргызстане, основано на данных самой прокуратуры, а также Ваших же выступлений?

6. Теперь про слова «маньяк» и «личность с маниакальными наклонностями». Я не знаю, какие познания в области медицины у госпожи Джолдубаевой. Но я слово «маньяк» употребляю в значении словарей профессоров Виктора Виноградова и Сергея Ожегова: «Маньяк – человек, одержимый манией, навязчивой идеей, упрямо следующий какой-нибудь мысли или цели».

В этом значении и употребила. При этом никакие медицинские значения не имела в виду и на знания в данной области не претендую. В моем понимании есть люди с манией – жаждой власти, манией – жаждой мести, манией – навязать свою идею и упрямо ее продвигать. В этом же значении имею в виду людей с маниакальными наклонностями (заметьте, употребляю во множественном числе!)

Почему Джолдубаева, определяя манию в узкомедицинском аспекте, употребляет медицинские термины – «психопатологический синдром, характеризующийся триадой симптомов» и так далее, а также все эти симптомы привязывает к одной определенной личности, я не понимаю.

Вопрос: Каким образом, на Ваш взгляд, употребление данных слов нанесло ощутимый урон вашей репутации в контексте моего выступления на упомянутом круглом столе?

7. И, наконец, мне совершенно непонятно, в связи с чем по данному иску генеральный прокурор привлекает в качестве соответчиков журналистов Дину Маслову и Нарына Айыпа. Если бы даже они некорректно привели мои слова, то, соответственно, истцом должна была бы являться я, но никак не генпрокурор – ведь она не обладает правом инициирования подобных исков от физических лиц. Кстати, может ли нефизическое лицо быть носителем чести и достоинства?

Вопрос: Является ли, по Вашему мнению, нарушением закона со стороны журналистов передача и воспроизведение выступлений, которые не искажают смысл слов выступающего? Вы действительно полагаете, что интервью, предположим, у насильника, делает журналиста также насильником?

8. Генеральный прокурор утверждает, что фраза «Не мне напоминать, делатели двух революций, чем это все заканчивается, он прекрасно это знает, он автор этих двух революций, двух переворотов. Нельзя так относиться к закону, нельзя: сегодня мне захотелось – я этот закон включил, а завтра мне расхотелось – я выключу…» также порочит честь и достоинство президента.

Однако в авторстве двух революций Вы сами признались президенту Российской Федерации во время его последнего визита, не так ли? Правда позже, 24 марта, Вы признались в том, что это была не совсем удачная шутка.

Вопрос: может ли оскорбить, задеть честь и достоинство президента добросовестное изучение его речей и цитирование его же высказываний?

9. Как Вам хорошо известно, с 2003 года бесчисленное количество раз вносились поправки в Конституцию, в соответствии с которыми полномочия органов прокуратуры постоянно урезались. Одной из целей изменений было стремление прекращения любого преследования органами прокуратуры граждан. Прокуратура должна осуществлять надзор только за деятельностью органов государственной власти, МСУ и их должностных лиц.

Однако закон «О гарантиях деятельности президента», принятый еще в 2003 году, согласно которому генпрокурор инициирует иски в отношении граждан, к сожалению, не был приведен в соответствие с новой Конституцией. Но, согласно законодательству, в случае выявления подобных противоречий, должны работать нормы Конституции прямо и непосредственно, как Основного и высшего закона в иерархии нормативно-правовых актов.

Вопрос: Известно ли Вам об этих противоречиях в законодательстве страны? Обращались ли Вы лично к генеральному прокурору с просьбой инициировать исковое заявление в суд в защиту чести и достоинства президента?

10. Относительно иронии, и сарказма. Я никогда не скрывала своего критического мнения в отношении соблюдения закона властями и в период правления президента Бакиева, и во времена Временного правительства, увы, не стали исключением и Вы. И я, полагая, что имею на это право согласно Конституции, высказывала свою критику открыто и честно – с трибуны парламента, на страницах газет, выступая на круглых столах.

И никогда, ни один Ваш предшественник не предъявлял незаконных претензий по этому поводу, вменяя мне в вину наличие таких эмоций, как сарказм, ирония или негативное отношение. Более того, даже тогда, когда мы выходили на многочисленные митинги в Вашу поддержку с лозунгами «Хватит врать» или «Бакиев кетсин», делали шаржи на него, очень жестко выступали на круглых столах, а СМИ все это транслировали и публиковали.

Даже тогда в отношении ни одного журналиста или издания Бакиев не демонстрировал такого навязчивого постоянства в преследовании, как Вы – против Zanoza.kg и журналиста Нарын Айыпа в течение двух месяцев генеральный прокурор подала 5 исков на общую сумму в несколько десятков миллионов сомов.

Вопрос: Уважаемый Алмаз Шаршенович, с каких пор и по какому закону проявление чувств и эмоций стало в Кыргызстане правонарушением? Вы всерьез полагаете, что решением суда Вы сможете ликвидировать мнения или прекратить испытывать чувства?

Алмаз Шаршенович, надеюсь, внимательно ознакомившись с моим письмом, Вы согласитесь с обоснованностью моих доводов. Вполне возможно, что они Вас разозлят еще более, хотя я, поверьте мне, совершенно не преследую этой негативной цели – опорочить лично Вас или нанести урон Вашей репутации. Зачем мне это делать в отношении уходящего политика? Я в очередной раз верю в искренность Ваших обещаний уйти безвозвратно.

Для меня, в действительности, важно другое – призвать людей, независимо от их статуса, быть последовательными и руководствоваться в своей деятельности законом, даже если это противоречит каким-то политическим интересам. Но в любом случае, заранее признательна за предоставление ответа на каждый поставленный вопрос в соответствии и в сроки, установленные законодательством Кыргызской Республики.

С уважением, Чолпон Джакупова.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ