Уважаемый  Откурбек Асилбекович!

 В первой половине марта 2018 г. зам.прокурора г.Бишкека Асан Кангельдиев подал в Верховный суд КР представление в порядке надзора, в связи с голодовкой политзаключенных Асанова Бектура, Кадырова Кубанычбека, Карыбекова Эрнеста (31 января — 20 февраля 2018 г.), объявленной ими в знак протеста против произвола ГКНБ КР.

Прокурор Кангельдиев, явно злоупотребляя своими полномочиями (ст.41 Закона «О прокуратуре КР»), не найдя никаких законных обоснований, стал оспаривать 19 дней голодовки политзаключенных (из назначенных городским судом при его активном участии от 4380 до 7300 дней заключения). Прокурор счел, что дни голодовки должны исчисляться не как 1 (один) день предварительного заключения, который приравнивается к 2 (двум) дням отбывания наказания, а 1 к 1, так как политзаключенные в это время находились не в стенах СИЗО ГКНБ КР, а в больнице колонии №47. При этом, ни в одном решении ни одного из судов не были указаны напрямую все обстоятельства исчисления сроков отбывания наказания (подробно, с указанием дат).

Данное представление этого прокурора, рассмотрение которого было отложено Верховным судом КР на 14 мая, 14.00 ч., мы нижеподписавшиеся – члены Комитета защиты политзаключенных, расцениваем как преступное продолжение исполнения политической расправы с оппонентами экс-Президента КР Атамбаева,  и настоятельно просим немедленно его отозвать.

Прокурор Кангельдиев, вместе с другими 13 нижеперечисленными прокурорами (включая экс-Генерального прокурора Джолдубаеву И.), преступно не усмотрели ни одного нарушения из списка допущенных грубейших нарушений закона по этому уголовному делу, как: нарушение тайны следствия (трансляция в эфире ОТРК видеороликов сразу же после задержания, которые были подготовлены ГКНБ); незаконное взятие под стражу; нарушение следствием статей многих законов, включая закон об экспертизе по вопросам энергетики; прямой оговор политзаключенных со стороны осведомителей ГКНБ; необоснованно закрытый характер судов; непринятие судом во внимание показаний свидетелей об оказании на них ГКНБ КР психологически изощренного давления (потребовавшее последующее медицинское лечение), — эти свидетели отказались в суде от показаний, данных ими в ходе следствия; и других многочисленных нарушений. К тому же, городской суд Бишкека нарушил закон, не огласив публично приговор после окончания закрытого суда, и не дал последнего слова подсудимым.

Ни один суд против Асанова Б.Ж., Кадырова К., Карыбекова Э.Н., Сарыгулова Д.И. (Первомайский  районный суд г.Бишкека, приговор от 17 апреля 2017 г., судья А.Боромбаев; городской суд Бишкека,  приговор от 07 февраля 2018 г., судебная коллегия в составе А.Момуналиева, Аккозуева, Манжиевой), так и не обеспечил равенство прав сторон; отсутствовали объективность и беспристрастность при рассмотрении уголовного дела; не были созданы условия для всестороннего и полного исследования обстоятельств дела;  не выяснены возникшие противоречия в доказательствах.

Ни один прокурор, имевшие отношение к надзору и рассмотрению этого дела, не вносил представления или протеста обо всех этих нарушениях, поэтому, мы, нижеподписавшиеся, требуем проведения служебного расследования в их отношении, в целях определения их служебного соответствия, а также ответственности, вплоть до уголовной. Список этих прокуроров приложен в последней части нашего заявления.

 

 

 

 

I.

Все материалы уголовного дела: протоколы всех допросов Асанова Б. и Кадырова К., их очных ставок, обысков в их квартирах, допросов всех свидетелей, воспроизведения всех записей их разговоров, материалы оперативно-розыскных мероприятий, постановления о привлечении их как подозреваемых и обвиняемых, а также показания всех свидетелей, данные ими в ходе судебного исследования дела, не содержат ни одного факта и доказательства, которые подтверждали бы сговор, разработку устных планов и совместную деятельность Асанова Б. и Кадырова К., в 2016г. с Сарыгуловым Д. и Карыбековым Э.

Тем не менее, суды оставили версию следствия ГКНБ КР об якобы совместных действиях Асанова Б., Кадырова К. и Сарыгулова Д. и Карыбекова Э., что фактически опровергается всеми материалами следствия. Налицо факт несоответствия вывода судов фактическим обстоятельствам дела. Ни следствие, ни обвинение и ни суды так и не устранили противоречие между 5 томами материалов следствия и содержанием заключительного обвинения. Всеми 5 томами следствия версия ГКНБ КР не только не подтверждается, а наоборот, полностью опровергается. Судьями полностью проигнорированы и не приняты во внимание — доказанные защитой, свидетелями и нами — следующие факты:

  1. Аудио-видео материал, показанный КТР на всю страну с 27 апреля по 5 апреля 2016 г., был сфальсифицирован и сфабрикован из материалов оперативно-розыскных мероприятий ГКНБ в нарушении ст. 6 Закона Кыргызской Республики «Об оперативно-розыскной деятельности» (в уголовном деле отсутствует электронный диск с расшифровкой его записи, так как не соответствует действительности). Истинные причины и виновники этого вопиющего беззакония и произвола могут быть установлены со временем специальным расследованием. Но его возможными причинами могли быть: а) два фигуранта дела из четырех: Жээнбеков и Турдуналиев, успели покинуть страну. Остались Кадыров и Асанов. Но как всего два человека могли планировать насильственный захват власти? б) поэтому 25 марта 2016 г., производя расшифровку аудиозаписи собрания активистов Народного Курултая от 10 марта 2016 г. и видеозапись разговора в машине Сарыгулова с Карыбековым 20 марта 2016 г., ГКНБ принимает решение путем фальсификации насильно присоединить Сарыгулова и Карыбекова к делу Кадырова-Асанова. в) 25 марта 2016 г. поздно вечером ведется допрос осведомителя, протокол которого состоит из 2 страниц без единого дополнительного вопроса. По сути, шел детальный инструктаж о том, что какие показания он должен дать.
  2. Показ сфальсифицированного и сфабрикованного аудио-видео материала уже исключило объективное и справедливое расследование следствием данного дела, поскольку следствие было вынуждено свои материалы подгонять под этот аудио-видео материал, и пойти на нарушения ст.6 п.3, ст.10 п.2, ст.15 п.2, ст.19, ст.81, ст.82, ст.91, ст.92, ст.122, ст.124, ст.125, ст.169 п.4 УПК Кыргызской Республики.
  3. Публичное заявление, сделанное Президентом Атамбаевым А.Ш. в апреле 2016 г. о том, что «Асанова Б. и Кадырова К. место в тюрьме» является нарушением ст.26 п.1 Конституции Кыргызской Республики и квалифицируется законом как вмешательство и в следствие, и в судебное разбирательство.

Высказывание главы государства де-факто стало прямым указанием как для следствия, так и для суда, исключив законное, объективное и справедливое расследование дела и следствием, и судом.

  1. Из-за слабой доказательной базы фальсифицируются протоколы осведомителя ГКНБ КР, текст, орфография и стилистика показаний которого не принадлежат ему. К тому же, суды так и не дали оценку действий следствия, когда за 23 мин. следователь задал 16 вопросов, получил 16 ответов, напечатал 4,5 стр. протокола допроса и успел воспроизвести видеосъемку допроса, — что нереально и невозможно.
  2. Но поскольку даже сфальсифированные протоколы осведомителя ГКНБ КР не имели доказательной базы для предъявления обвинений, происходило запугивание разного рода, оказание серьезного психологического давления на свидетелей, что было выяснено в ходе судебных разбирательств; следствием было также проигнорировано письменное поручение начальника управления Генеральной прокуратуры Набиева Н. от 11 мая 2016 г.
  3. Суд ссылается на эти, недопустимые по закону доказательствам (показания свидетелей), и утверждает о том, что Сарыгулов Д. и Карыбеков Э. «знали о готовящихся со стороны Кадырова К. и Асанова Б. незаконных действиях и … планировали использовать данное обстоятельства для своих корыстных целей».Такой вывод суда сделан только на основе личного предположения и домысла судьи, и не подтвержден ни одним фактом и доказательством, взятыми из материалов уголовного дела. Не представлены доказательства в приготовлении к насильственному захвату власти Э.Карыбековым, Д.Сарыгуловым, К.Кадыровым, Б.Асановым, тем более отсутствуют признаки состава преступления по ч.2 ст.339 УК КР Э.Карыбековым и Д.Сарыгуловым, поскольку они непричастны к укрывательству особо тяжкого преступления, которое отсутствует фактически.
  4. Отсутствие в материалах уголовного дела списка активных участников инкриминируемого Асанову Б. и Кадырову К. преступления, которые и должны были бы осуществлять действия по захвату власти.
  5. Отсутствие в материалах уголовного дела ни одного вещественного доказательства, подтверждающие следующие обязательные признаки состава преступления по ст. 295 УК: денег, оружия, планов, списков, схем, раций, бронежилетов и т.п., что могло бы быть средством и орудием совершения преступления, инкриминируемого Асанову Б. и Кадырову К.
  6. Отсутствие в материалах уголовного дела даже признаков преступления, предусмотренного ст.27 УК Кыргызской Республики, т.е. нет приискания средств и орудий совершения преступления, приискания соучастников преступления, сговора на совершение преступления, нет создания каких-либо иных условий, необходимых для насильственного захвата власти.

Отметим также, что проведение и следствием, и судом аналогий с событиями 2005 г. и 2010 г. не правомерно и является юридической ошибкой,  поскольку в  2005 г. и в  2010 г. к безоружным людям власть первой применила насилие (камни и огнестрельное оружие), а когда безоружные люди возмущались этим беззаконием со стороны власти, оба президента, боясь народного гнева, бросили власть и сбежали из страны. Данная ситуация не предусмотрена ни Конституцией КР, ни УК, ни УПК КР и таковой остается по настоящее время.

  1. В протоколы заседаний Первомайского районного суда в период с сентября 2016 г. по март 2017 г. намеренно и злостно не включены судьей 16 Ходатайств объемом 42 стр. и приложений к ним в объеме 23 стр., всего 65 стр., что является существенным нарушением ст.272 п.3 УПК КР и квалифицируется как подлог и злоупотребление судьей служебным положением. Цель этих незаконных действий судьи: скрыть факты неисследованности материалов дела в полном объеме, несоответствия выводов суда первой инстанции фактическим обстоятельствам дела и необоснованности приговора от 17 апреля 2017 г.

 

Все вышеприведенные десять обстоятельств подпадают под требования ст.349 п.п.1,2,3 УПК и являются законным основанием к отмене или изменению приговора судов первой и апелляционной инстанций  в отношении Асанова, Кадырова, Карыбекова, Сарыгулова в виду: 1) неисследованности материалов дела в полном объеме и несоответствия выводов суда фактическим обстоятельствам дела; 2) неправильного применения уголовного закона; 3) существенных нарушений уголовно-процессуального закона. Есть ряд и других фактов грубейших нарушения наших прав и свобод в ходе следствия, так и на справедливый, объективный и беспристрастный суд (в силу их многочисленности, здесь они не изложены, но могут нами приведены в дальнейшем).

Злоупотребляя требованием закона о запрете вмешательства в деятельность судей, судебная коллегия Бишкекского городского суда при рассмотрении апелляционных жалоб злостно и намеренно нарушила многие требования и Конституции, и УК КР, и УПК КР, и ряда других законов КР. Перечень конкретных фактов и доказательств этих нарушений займет много страниц, поэтому в данном заявлении не приводится, но которые могут нами приведены в дальнейшем.

 

Таким образом, нет каких-либо обоснований и доказательств для признания вины Асанова Б., Кадырова К. по ст.27, ст.295 УК КР, а Карыбекова Э. и Сарыгулова Д. – по ч.2 ст.339 УК КР.

 

II.

 

Электроэнергетика КР к сфере деятельности естественных монополий, где масштабы разворовывания достигли беспрецедентных в истории Кыргызстана размеров, поставив не только отрасль, но и страну на грань катастрофы. Все это происходит на фоне возрастания коррумпированности государственного аппарата. Об этом всем говорилось в выступлениях и интервью, данных Карыбековым Э. в разное время различным местным и зарубежным средствам массовой информации, где критикуется в частности деятельность президента А.Атамбаева. Эти 6 публикаций стали «основой» следственному управлению ГКНБ КР, Генеральной прокуратуре и судам для лжеобвинения и необоснованного приговора ему по ст.292 УК КР – «государственная измена», а точнее как «помощь иностранному государству».

Статья 292 УК КР подразумевает выдачу (передачу) государственной тайны либо иное оказание помощи иностранному государству или иностранной организации, т.е. фактические соучастие и сотрудничество с иностранным государством или иностранной организацией в проведении враждебной деятельности в ущерб внешней безопасности КР.  В уголовном деле против Карыбекова Э. нет одного доказательства его вины по ст. 292 УК КР:

а) Общим признаком госизмены, как в случае выдачи гостайны, так и в случае оказания иной помощи обязательное участие и наличие внешнего субъекта преступления, т.е. адресата, которому якобы осуществлялось оказание иной помощи и которому якобы осуществлялась выдача гостайны и который осуществлял именно враждебную деятельность в ущерб внешней безопасности КР.

Для фабрикации дела ГКНБ КР придумал псевдоадресата Ф.Парпиева, с кем у него были контакты в социальных сетях. Необходимо уточнить, что электронная почта Карыбекова была доступна его коллегам по работе, в том числе его электронной почтой пользовался Э.Омуралиев – осведомитель ГКНБ КР, давший ложные показания против Карыбекова Э. У следствия  в материалах дела нет и не может быть официальных документов и фактов, подтверждающих о том, что Ф.Парпиев является сотрудником СНБ РУ. О том, что Ф.Парпиев является обычным гражданином РУ и коммерсантом – посредником подтвердили показания на следствии и судебных процессах его близких родственников. Следует отметить, что и в материалах дела не имеется доказательств причастности Парпиева Ф. к спецслужбам РУ. Он также не имеет никакого отношения к ГАК «Узтрансгаз». Ни на следствии, ни на судебных заседаниях не были представлены доказательства оказания Карыбековым Э. какого-либо вида помощи какому-либо иностранному государству.

б) В материалах уголовного дела нет ни одного факта о том, что в период с 2006-2008 г.г., работая в аппарате Правительства КР встречался с Ф.Парпиевым и что он якобы «завербовал» Карыбекова Э. Нет ни одного доказательства тому, что Карыбеков Э. якобы «представлял …информацию об общественно-политической, социально-экономической обстановке КР, или в период с 2013 г. по март 2016 г. по заданию спецслужб РУ занимался подрывной деятельностью против основ конституционного строя и безопасности КР».

в) Суды незаконно вынесли приговор на основе недопустимых и не имеющих юридической силы, ложных показаниях вышеуказанного осведомителя ГКНБ. Все обвинения основаны на догадках, предположениях, которые не только не были подтверждены совокупностью исследованных доказательств, но подчас был прямой домысел, и потому осведомитель ГКНБ КР Э.Омуралиев, должен быть привлечен к уголовной ответственности за дачу ложных показаний.

г) На судебном процессе свидетель Т.Нурматов отказался от своих показаний, которые он дал на следствии по данному уголовному делу под давлением, с применением угроз, с вывозом его и содержании в конспиративной квартире 1,5 суток, с применением угроз его семье, детям, психологического давления и запугивания свидетеля Т.Нурматова, чьи показания на основании ст.81 п.3 УПК КР недопустимы и не имеют юридической силы, не могут использоваться для доказывания и не могут быть положены в основу решения по делу.

д) Следователями СУ ГКНБ КР были допущены многочисленные грубейшие нарушения закона КР «О судебно-экспертной деятельности» (отсутствие сертификата компетентности эксперта; Карыбеков критикует в своих выступлениях работу правительства и Президента КР, а эксперты – работники министерств и ведомств – т.е. налицо прямая зависимость; при назначении и производстве экспертизы Карыбеков был ознакомлен с Постановлением только, после того как была произведена комиссионная экспертиза, т.е. был ограничен в отводе экспертов из-за их некомпетентности, поскольку они в своих заключениях оперировали такими понятиями как: «национальные интересы», «национальная безопасность», «внешняя безопасность», но не знают их значение, как и  не знают отличие «договариваться» и «согласовывать». Их некомпетентность была выявлена в ходе судов, но суд незаконно привлекает Карыбекова к уголовной ответственности по ст.292 УК КР! Эксперты дали одинаковые ответы, имея разную специальность и разную квалификацию! Поэтому это заведомо ложное заключение экспертов, тем более в суде указывалось на фактах фальсификации и подлога следствием интервью Карыбекова и его публикаций в СМИ, и о том, что вопросы, сформулированы нач.СУ ГКНБ КР Эсенбаевым  для экспертов с подлогом, обвинительным  уклоном и фальсификаций сути его выступлений в СМИ.

е) Президент Атамбаев на пресс-конференции от 1 декабря 2016 г. поддержал позицию Карыбекова Э. по Камбар-Атинской ГЭС-1 и повторил его выступление четыре года назад (цитата из стенограммы его выступления): «Я думаю нам наиболее хороший вариант был бы с Камбар-Атинской ГЭС-1, это, чтобы сам Узбекистан был вместе с Кыргызстаном в учредителях или тех, кто будет эту плотину строить… Ну Казахстан готов войти в проект … Нам нужно форсировать строительство Кара-Кечинской ТЭС».

Если президент Атамбаев 5 сентября 2017 г. по итогам государственного визита узбекского лидера в КР Ш.Мирзиеева сказал, что по любым вопросам можно договориться при желании, при наличии политической воли. А по словам Ш.Мирзиеева, стороны: «… серьезно договорились по водным вопросам, по строительству электростанции. Алмазбек Атамбаев  убедил нас, что ни одна станция в Кыргызстане не будет строиться без участия Узбекистана». А.Атамбаев – официальное лицо и заявления тоже официальные! Что, А.Атамбаев, получается, оказывает иную помощь иностранному государству?! Следовательно, логике ГКНБ КР, Генеральной прокуратуре, судов нужно привлечь А.Атамбаева за преступление в государственной измене по ст.292 УК КР и приговорить к 20 годам лишения свободы?!

Если мы желаем войти в «клуб цивилизованных государств», отстаивая национальные интересы, не впадая при этом в конфронтацию с зарубежными государствами, то нужно всегда ДОГОВАРИВАТЬСЯ  по серьезным вопросам, в том числе с нашими соседями – братскими государствами, в частности – по водно-энергетическим вопросам. С сегодняшними глобальными изменениями в мире, нам очень важно сохранить мир и стабильность в регионе.

 

Перечень других фактов и доказательств грубейших нарушений Конституции и законов КР со стороны следствия, обвинения и судов займет много страниц, поэтому они могут нами приведены в дальнейшем.

Все вышеприведенные вкратце обстоятельства свидетельствуют: нет каких-либо обоснований и доказательств для признания вины Карыбекова Э. по ст.292 УК КР, а все обвинение строилось на домыслах, фальсификации материалов сфабрикованного ГКНБ КР уголовного дела.

 

Поддерживая слова Президента Кыргызской Республики С.Ш.Жээнбекова от 8 февраля 2018 г.: «…требую принятия срочных мер по очищению правоохранительных, надзорных и судебных органов от нечистоплотных сотрудников»,  призыв к очищению и обновлению кадрового состава в этих органах, мы прилагаем список (неполный) 51 сотрудников этих органов, допустивших преступные грубейшие нарушения Конституции и законов КР в ходе следствия и судов по уголовному делу Асанова, Кадырова, Карыбекова, Сарыгулова, и настаиваем на рассмотрении соответствия занимаемой должности, и в дальнейшем на уголовном преследовании этих лиц, в рамках конституционных полномочий органов прокуратуры и Генерального прокурора КР:

 

III.

 

  ГКНБ КР Прокуроры Судьи Другие
1 Сегизбаев А.,  председатель Джолдубаева И., Генеральный прокурор Боромбаев А., судья Первомайского райсуда г.Бишкек И.Карыпбеков, ген.директор КТРК
2 Кадыркулов Т., полковник Усманова Л., зам. генпрокурора Термечиков М., судья Первомайского райсуда г.Бишкек  
3 М.Эсенбаев, подполковник Олжотоев Ж., ст.пом. прокурора Первомайского района, г.Бишкек Сыдыков М.Р., судья Первомайского райсуда г.Бишкек  
4 Сулейманов А., полковник Асакеев А., прокурор Мамбеталы Ж., судья горсуда Бишкека  
5 Дадыбаев Т.К., ст.лейт., следователь Иманбеков А., прокурор Черикова Н.К., судья горсуда Бишкека  
6 Кадинов К., полковник Сооронкулов М.С., прокурор Есекеева К.С., судья горсуда Бишкека  
7 Сальпиев Н., капитан Эсенгулов Ж., прокурор-помощник по Первомайск.р-ну г.Бишкек Момуналиев А.Ж., судья горсуда Бишкека  
8 Мамбетакунов Н., ст.лейт. Каипов Э., прокурор Кожомбердиев Н.К., судья горсуда Бишкека  
9 А.Марат, ст.лейт. Тентиев М., прокурор Аккозуев Т.Н., судья горсуда Бишкека  
10 Токтосунов Ы., лейт. Мамбетова Д., прокурор Эсенеканов К.Э., судья Верховного суда КР  
11 Мусаханов Н., полковник Тагаев У., прокурор Бактыгулов Б.Б., судья Верховного суда КР  
12 Бараканов У.К., капитан Кангельдиев У., прокурор Акыева А., судья Верховного суда КР  
13 Майлыбеков Э., капитан Эрмеков, прокурор Темирбекова Л., судья Верховного суда КР  
14 Саргалдаков И., ст.лейт. Дюшенбиев Н., зам.Генпрокурора Субанкулов А.А., судья Верховного суда КР  
15 Сарматов У.Б., лейт.   Эсеналиев Н.К., судья горсуда Бишкека  
16 Дегенбаев Э., подполковник, нач.управления   Бектемирова С.К., судья горсуда Бишкека  
17 Субанкулов Т., майор   Илиязова Н.А., судья горсуда Бишкека  
18 Асанбаев И., капитан, СУ ГКНБ   Манжиева А.Ж., судья горсуда Бишкека  

 

Просим Вас в интересах защиты Конституции и законов КР от произвола сотрудников ГКНБ, органов прокуратуры и судей, защитить права и свободы Асанова, Кадырова, Карыбекова и Сарыгулова, и привлечь к уголовной ответственности всех, кто повинен в преступных нарушений законов нашего государства!

 

Мы настаиваем, что приговоры в отношении Асанова, Кадырова, Карыбекова и Сарыгулова подлежат отмене на основании и во исполнение требований ст.349 п.п.1,2,3,4., ст.350 п.п.1,2, ст. 351 п.п.1,2.,ст.352 п.п.1,2 и ст.353 п.1 УПК КР.

 

 

7 мая 2018 года

 

Сапар Аргымбаев – председатель Комитета защиты политзаключенных

(сот. т. 0555 00 57 56)

 

 

Талайбек Мадаминова – член Комитета защиты политзаключенных

Дом.адрес: Чуйская область, Московский р-н, с.Беловодское, ул. Ломоносова д.156

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ