Сегодня, 14 мая, в «Парк-отеле» в Бишкеке состоялся форум «Демократия и политические заключенные несовместимы», организованный Комитетом защиты политических заключенных совместно с Комитетом защиты свободы слова. В конференц-зале собралось более 100 человек – политиков, общественных деятелей, правозащитников, журналистов, родственников политзаключенных.

В работе форума приняли участие Исмаил Исаков, Феликс Кулов, Курманбек Осмонов, Кенешбек Душебаев, Зайнидин Курманов, Сапар Аргымбаев, Чолпон Джакупова, Каныбек Иманалиев, Эмиль Каптагаев, Равшан Джээнбеков, Бакыт Аманбаев, Талант Исаев, Эсенгул Исаков, Улугбек Кочкоров, Адиль Турдукулов, Асия Сасыкбаева, Гульнара Джурабаева, Касымжан Кунакунов и другие.

Выступивший первым председатель Комитета защиты политзаключенных Сапар Аргымбаев заявил, что комитет обращается к президенту Сооронбаю Жээнбекову с просьбой остановить в стране политические репрессии, которые начались весной 2016 года с целью устрашения общества, чтобы никто после этого не мог возражать против коррупционных действий власти, например, в энергетике.

По его словам, прошлая власть создала разветвленную государственную коррупционную сеть, частью деятельности которой и стали политические посадки. Поэтому новый президент и должен принять политическое решение, которое бы привело к освобождению политзаключенных. После этого все они могли бы свободно доказывать свою невиновность в судах, не находясь физически в застенках.

Аргымбаев сообщил, что надо брать пример с недавних политических процессов в Армении и Южной Корее, потому что аресты 2016 года – Бекболота Талгарбекова, Бектура Асанова, Эрнеста Карыбекова и других имели целью вымостить дорогу к последующим арестам и политическим судам над Омурбеком Текебаевым, Аидой Саляновой, Алмамбетом Шыкмаматовым и другими.

Курманбек Осмонов отметил, что ни в Конституции, ни в отдельных законах не прописаны механизмы признания кого-либо политическими заключенными. К тому же, президент не имеет права вмешиваться в деятельность судебной власти, хотя прежняя власть делала это беззастенчиво через таких чиновников, таких как завотделом в аппарате президента Манас Арабаев.

Как бы то ни было, по политическим или другим причинам, всем понятно, что в судебной ветви власти сейчас нет справедливости. Однако ни помилование, ни амнистия не аннулируют судимость, поэтому для освобождения политзаключенных можно было бы принять специальный закон или создать отдельную государственную комиссию, по результатам деятельности которой пересмотреть судебные решения.

И рекомендации международных организаций, в частности, Комитета ООН по правам человека не особенно могут помочь, так как согласно внесенным в 2016 году изменениям в Конституцию решения международных институтов должны в Кыргызстане рассматриваться согласно внутреннему законодательству, а римский статут так и не был ратифицирован Кыргызстаном, возможно даже, намеренно.

Чолпон Джакупова отметила, что существует два пути решения вопроса – правовой, который достаточно длителен, и политический, который более быстр, но чреват. Согласно первому способу, хотя и рекомендации международных институтов должны решаться через местное законодательство, но они могут стать основой для правового пересмотра принятых ранее судебных решений.

Политическое же решение вопроса лежит вне правового поля и возникает риск, что каждый новый президент или какое другое руководство начнут перекраивать политическую картину страны в связи со своими предпочтениями. И всегда найдутся и будут востребованы манасы арабаевы и алмазы мааткасымовы, которые будут решать политические вопросы, прикрываясь юриспруденцией.

В связи с последними действиями Генпрокуратуры, которая направила обращение правовой клиники «Адилет» в связи с заявлениями бывшего судьи Максуды Оморовой на рассмотрение АКС ГКНБ, Джакупова вообще потеряла веру в кыргызское правосудие, поэтому предлагает по примеру Казахстана приглашать иностранных судей, например, из Великобритании, заседать в дисциплинарной комиссии Совета судей.

Феликс Кулов остановился на том, что конкретные политически осужденные и их родственники в настоящее время страдают и для облегчения их участи президент мог бы принять политическое решение о помиловании, на что имеет полное право по Конституции, а уже потом можно было пересматривать их дела в правовом поле, потому что сейчас надо как можно быстрее прекращать этот правовой беспредел.

По словам Кулова, то, что казахи решили приглашать заседать в своем Высшем арбитражном суде судей из Великобритании показывает, в каком одинаково плачевном состоянии находятся судебные системы как Казахстана, так и Кыргызстана. Новый генпрокурор сказал о внутреннем очищении в Генеральной прокуратуре, однако реальных конкретных действий пока не видно.

Кроме того, основанием для пересмотра дел могли бы послужить результаты внутреннего расследования в ГКНБ и Генпрокуратуре методов получения данных о виновности тех или иных политзаключенных – почему обвинения были предъявлены только на основании подслушки разговоров двух-трех людей или на основании показаний только одного заинтересованного свидетеля?

Адвокат Самаган Асанов остановился на деятельности Бектура Асанова и отметил деятельность омбудсмена Кубата Оторбаева и директора Национального центра по предупреждению пыток Нурдина Сулайманова, которые не предпринимали никаких попыток к справедливому решению этих вопросов, а недавно Оторбаев вдруг предложил амнистировать одного Текебаева. Их обоих необходимо освободить от должности, заявил Асанов.

Адвокат Шерабидин Токтосунов отметил, что дело против Садыра Жапарова был полностью сфальсифицировано, а городской суд, утвердивший обвинительное заключение районного суда, объявил, что его вердикт обжалованию не подлежит. Токтосунов обратился в Конституционную палату, те с ним встретились, согласились и сообщили, что вопрос будет рассмотрен через 2 дня, а сами заочно отказали ему, как только он вышел из их здания.

Исмаил Исаков сообщил, что все политические заключенные были осуждены без достаточных на то оснований, и это есть результат коррупционного сговора ГКНБ, Генеральной прокуратуры и судей всех уровней. В дело же Текебаева государство вообще не должно было вмешиваться, так как его отношения с Леонидом Маевским должен был решать гражданский суд.

Равшан Джээнбеков заявил, что наряду с президентской и парламентской формами правления в последнее время появилась третья форма власти – государственно-мафиозное правление, при котором все силовые и правоохранительные органы подчиняются одному авторитарному правителю. Особенно этим грешат государства Центральной Азии, а в последние годы – и Кыргызстан.

При таком мафиозном правлении бороться за справедливость чисто правовыми методами невозможно. Поэтому ситуацию нужно выправлять политическим путем – необходимо создать государственную комиссию, выявить все незаконные факты, опубликовать их и тогда появятся вновь открывшиеся обстоятельства для пересмотра политических судебных дел.

Кенешбек Душебаев отметил, что завотделом в аппарате президента Манас Арабаев до сих пор дает указания судьям – какое судебное дело как решать. Неправосудные судебные вердикты продолжают штамповаться, а основная масса общества вновь перешла к позиции выжидания – кто победит в противостоянии между новым и экс-президентом страны. В такой ситуации ожидать правосудия рано.

Активист Абдымалик Мырзаев предложил прежде всего дать политическую оценку шести годам правления президента Атамбаева и признать его преступником, устроившим геноцид собственного народа. Новый президент Жээнбеков часто повторяет, что его избрал народ, но тогда он должен в первую очередь исполнять волю народа. Необходимо также рассмотреть участие криминала в государственном управлении.

Марат Иманкулов отметил, что правовой беспредел при Атамбаеве начался после того, как он еще в самом начале своего правления стал назначать на государственные должности дилетантов. Специальные службы государства должны предотвращать государственные перевороты, прежде всего, профилактическими методами, а не безропотно выполнять политические заказы власти.

Эсенгул Исаков сообщил, что он и другие политики много раз обращались к Атамбаеву, отмечая, что так нельзя проводить государственную политику, однако это не возымело действия. Виновато и само общество, которое не было сплоченным в противостоянии волюнтаризму, а низовые сотрудники прокуратур или других правоохранительных органов просто нагло подтасовывали факты.

Каныбек Иманалиев отметил, что необходимо наказать не только «кураторов» судебной системы типа Манаса Арабаева, но и тех судей, которые, нарушая данные ими клятвы, выполняли политические заказы. Пока они не будут наказаны, ничего в судебной системе не изменится. И доблестные правоохранительные органы вместе с разведкой не могут найти грабителей банков, но находят государственные перевороты.

По словам Иманалиева, правовой путь долгий, но ГСИН подчиняется правительству, поэтому при наличии воли участь политических заключенных можно уже сейчас облегчить без обращений к президенту и его вмешательства. Иманалиев также предложить проводить такие форумы регулярно, а также добиться организации парламентских слушаний по вопросу политзаключенных.

В заключение модератор встречи Бакыт Аманбаев отметил, что поступили предложения написать от имени форума обращения к президенту, Жогорку кенешу, лидерам парламентских фракций и руководителям комитетов в ЖК, а также к самим судьям. Необходимо добиваться создания государственной комиссии и проведения парламентских слушаний с целью пересмотра дел политзаключенных, а также журналистов, адвокатов и правозащитников.

Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ